Скользящий в глубине (667bdr) wrote,
Скользящий в глубине
667bdr

Category:

Бунт орхидей?

Мне, рожденному в самом начале 70-х, в пионерском детстве всегда нравилась научная фантастика. Люди покоряли галактики, несли доброе, светлое, вечное. Это внушало. Хотелось стать таким, бороздить бескрайние просторы, исправлять и помогать. Такая была установка тех книг. Почему мне сложно читать фантастику нынешнюю, которая ведет в средневековье, у кого больший топор или круче магические способности. Ну да, всех обидели, денег и девиц собрали. Вот и отдыхают на вершине пищевой цепочки. Так к чему это я. При нашей тоталитарщине печатались и иностранные писатели. Но одно произведение удивило, убило и заставило задуматься. Это был роман (хотя какой он роман - рассказ) "Клетка для Орхидей", Герберта Франке, написанного в 60-х годах. Рекомендую к прочтению.




Что там меня так озадачило? Другой подход к истории цивилизации. Там был описан конец общества Потребления. Для меня тогда это было дико. Для меня теперешнего вызывает лишь ухмылку. Герберт, как в воду глядел.

То были люди, или существа, очень похожие на людей. Атомный век. Многоэтажные коробки, заторы на улицах. Марширующие колонны. Бомбы. Стремление к власти и безответственность. Легкомыслие. Ложь. Жажда знаний. Страх перед необузданными силами природы. Переоценка собственных возможностей и надменность. Привязанность к устаревшим традициям. Импульсивные действия. Чопорность. Недоверчивость и несдержанность. Слабодушие. Массовая нищета и массовые убийства.
Вершина цивилизации. Города-сады. Дома-кварталы. Стены-телеэкраны. Демонстрационные кресла. Автоматы. Парящие лодки. Уверенность в себе. Отсутствие желаний. Самоудовлетворенность. Культура жилищ. Искусство. Созерцание. Игры, иллюзионы. Здоровье и наслаждение. Пресыщение и скука. Отсутствие ответственности. Опьянение, грезы, сон…


И результат цивилизации:

А левую сторону коридора занимало сплетение проводов, труб, рефлекторов, нитей, палок и пластиковых оболочек. И в этом сплетении, на расстоянии двух метров друг от друга, сидели ярко-красные, мясистые, со многими отростками создания, освещенные фиолетовыми лампами. Бесконечный ряд, тоже теряющийся вдали.
— Клетка с орхидеями, — пробормотал Ал.
Иногда, словно под порывом ветра, по ряду пробегало какое-то движение, отдельные, напоминающие листочки органы начинали дрожать, напрягаться, вытягиваться и поворачиваться. Обладающие суставами трубочки любовно повторяли каждое перемещение листочков. Катушки разматывали проводки, лампы смещались на миллиметр. Из пола вырастали подпорки. По стеклянным трубкам медленно текла красная жидкость, попадавшая прямо в мягкую плоть этих созданий.
— Это люди, — сказал робот.
— Люди? — переспросил Ал.
— Они претерпели дальнейшее развитие, — объяснил защитник.
— Не верю! — воскликнул Рене.
— А какими вы их представляли?
Рене начал заикаться:
— Н-не з-знаю… другими… не такими…
— Для нас непостижимо, как из существ, подобных нам, произошли эти растения, — проговорил Ал.
— Нас это не удивляет, — возразил робот. — Развитие — переход был постепенным — происходило под нашим наблюдением. Будь вы биологами, вы сразу распознали бы, какие органы из каких произошли. Развитие пока ни в коей мере не завершено: вот, к примеру, рудимент желудка. — Один из его мерцающих огоньков сконцентрировался в луч, который высветил сплюснутую темно-красную складку. Потом луч перепрыгнул на мягко пульсирующий мешочек. — А это — сердце, оно до сих пор существует, хотя не выполняет — и не могло бы выполнять — никакой задачи.
Фантазия заменила им сведения из биологии. Ал представил себе человека, с которого сняли кожу, соскоблили все ткани, вырезали кости и осторожно разъяли все органы. Если оставшуюся массу закрепить на каркасе, то и выйдет что-то похожее… Его передернуло, он почувствовал, как от отвращения и ужаса пот выступил из всех пор. Что-то неприятно сжало желудок. Он едва-едва не отключился в самый последний момент. Но спросил все-таки:
— А почему эти органы обнажены и не имеют защиты?
— Они не нуждаются в защите, — ответил робот.
— Где у них легкие? — поинтересовался Рене.
Луч задрожал на двух вялых складчатых утолщениях.
— Но они от кругооборота крови больше не зависят.
— Двигаться они не в состоянии, — установил Ал. — А зачем им двигаться?
— Где их кости?
— Им не нужны никакие кости.
— А где руки и ноги?
— Им не нужны ни руки, ни ноги.
— Глаза и уши?
— Им не нужны органы чувств.
— Как они питаются?
— Они получают от нас все необходимые вещества в переработанном виде, так что переваривать их не приходится.
— Как они дышат?
— Мы пропускаем их кровь через насос, где она приводится в движение, насыщается кислородом и освобождается от углекислого газа.
Вопросы начал задавать Рене:
— Где мозг?
Луч обозначил скатанную в клубок и уплотненную массу, свисавшую из выемки в верхней части «человека». Со всех сторон к ней тянулись тончайшие, словно паутинка, нити, исчезавшие внутри «мозга».
— Что это за нити?
— С их помощью мы возбуждаем в людях приятные ощущения. Покой, удовлетворение, счастье и многое другое, чего не выразишь словами.
— Они больше не мыслят?
— Зачем им мыслить? Счастье приходит только благо — даря ощущению, чувству. Все остальное мешает.
— Как они размножаются?
— Им незачем размножаться, поскольку они не умирают.


К чему это я веду, у нас креаклы, будущие орхидеи, на сход в Москве 15-го января собрались? А зря, цветы забыли, что есть еще и Садовник.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments